Рассредоточенность — глава из романа

Наполнив себя экзотическим, выдуманным вдохновением и небывалой, нафантазированной силой Полина вышла из дома. Падал снег, и всё было таким спокойным и красивым, что даже не верилось, что такое бывает. Людей почти не было, только небольшие стайки подростков искали укромное место недалеко от школы, чтобы покурить.

Она улыбалась. Сначала несколько натужено, когда же пушистые снежинки стали падать на её щеки, она не смогла сдержаться и улыбнулась открыто и с удовольствием.

Была самая, что ни на есть, поздняя осень: когда снег пробует себя, и то покрывает асфальт, то снова сходит, оставаясь только в самых укромных местах, разводя небольшие лужицы, которые в любую ночь покрываются белым льдом. Этот белый тонкий ледок здорово разбивать каблуками, а дети только и ждут по дороге встреч с ним, потому что он так звонко лопается, и льдинки потом ещё долго скользят по покрытому наледью асфальту.

Снег пошёл совсем недавно, и собрать его в горсть было ещё тяжело. Не хватало толщины слоя, чтобы не запачкать его песком и землёй, на который он ложился. Впрочем, руки Полины и так быстро начинали замерзать, и она их спрятала в рукава куртки. И почти сразу, поймав себя на том, что это заставляет её сутулиться, надела перчатки.
Сначала она шла, куда падал взгляд, и оказалась глубоко во дворах своего спального района. Девушка шла за тишиной и покоем, которого так не хватало её душе, но в итоге она уходила от своей цели, которая была в теплом, шумном и весёлом месте. Пришлось развернуться и отправиться в обратный путь, в сторону цивилизации, в сторону шумного автомобильного проспекта, вдоль которого было много магазинов и кафе. Полина любила и ненавидела его одновременно: отчасти потому, что жизнь за стёклами дорогих ресторанов и шикарных бутиков раздражала её, и отчасти потому, что они были кривыми зеркалами её реальности. На стёклах и за ними отражалась та действительность, с которой было сложно поспорить, но и принять её она не могла. Она совсем не была уверена в том, что манекены в витринах одеты хорошо, но и в том, что она была одета достойна девушка не считала. Полина всё еще не находила в себе доказательств того, что она привлекательна, и балансировала на тонкой доске самомнения над пропастью неуверенности.

Полина считала, что для того, чтобы от чего-то искренне отказаться нужно это попробовать. Был кто-то в подсознании, кто говорил ей: «Всё это лишь золотой фантик, в котором нет конфетки», но где-то еще глубже была мысль о том, что ни одна конфетка не пострадает от того, что её завернут в красивый фантик.

Некоторые из этих кафе становились местами свиданий её и Артёма, или других знакомцев. Полина предпочитала не повторяться, и для каждого своего друга-любовника выбирала какое-то особое место, где бывала только с ним или в его компании. Этот принцип она нарушила только единожды, когда решила отметить день рождение в любимом кафе с исключительно приятной кухней и приветливым, душевным персоналом. Послушав чужого совета, она для всех знакомых, желающих её поздравить, обозначила место, где её можно будет найти, и время.

Когда все стали собираться, то она сразу поняла, что идея была не самой удачной, потому что раньше Полина никогда бы ни рискнула собрать в одном месте всех. И уж тем более совместить своих подруг в одной компании с бывшими любовниками. Это был неприятный вечер. Сбежать с него она не могла, и ей оставалось только мило улыбаться, приветствовать приходящих поцелуями, не замечая при этом косых взглядов остальных, и делать вид, что всё так и задумано.

После пары разговоров на улице, когда её просили выйти буквально на минутку, она поняла, что нужно как-то так умудриться организовать толпу, чтобы они перестали смотреть на неё и зациклились друг на дружке. Этого ей сделать не удалось, и в итоге у многих были напряженные и мрачные лица, а ушла она из кафе с первым встречным назло себе. Она такие поступки называла – «назло маме отморожу уши».

Парню, с которым ушла Полина, не повезло, потому что они удалились совсем не далеко, когда девушка, которую он считал пьяной, вдруг протрезвела и не стала садиться в машину, пойманную им до своего дома. Он уже был готов начать её целовать на заднем сиденье подъехавшей шестёрки, как она резко выпрямилась и сказала: «Пока, мачо!», и ушла в противоположную сторону. Из окна высунулось заботливое лицо водителя, который поинтересовался, поедет ли молодой человек, или пойдёт догонять. Парень лишь махнул рукой и сел в машину. А что собственно ему оставалось делать?

Полина вспомнила всё это, проходя мимо очередного кафе, и даже улыбнулась, когда представила, невыразимую приличными словами, эмоцию на лице у парнишки. Нельзя было сказать, что её радовало то разочарование, которое его настигло, но и она ведь не могла удовлетворять вожделение каждого первого встречного. Жестокостью было его обнадёжить, но на тот момент она просто не видела для себя других способов ускользнуть с неудавшейся вечеринки.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (5 оценок, среднее: 3,40 из 5)
Загрузка...

Добавить комментарий